colontitle

Шановні пані та панове! 

Сайт в стадії реновації.

Перепрошуємо за незручності.

108-oй день войны

11 июня.

В Одессе спокойная ночь и пока спокойное утро.
Нет, я не тех беспокойствах и хлопотах, которые даже война отменить не может – жизнь продолжается и во время войны, и
взгляд с утра, конечно же, прикован к хронике, к новостям с фронта – а линия фронта проходит по всей Украине, по линии жизни – однажды сложились стихи в далёком 2014, который не
только не отдалился, не забылся, но стал ближе.
И всё же о мирных новостях – они неизбывно переплетены с новостями военными.

В Одессе в помещении Главпочтамта состоялось спецгашение новой почтовой марки, посвященной российско-украинской войне.
На марке «Ассоль уже не та» изображена работа одесского художника Виктора Джеваги, участника международной выставки карикатур «Русский военный корабль иди…»
Тираж невелик — всего 400, отсюда и ажиотаж. К примеру, одессит Евгений Барсуков, собирающий все марки серии, занял место в очереди в десять часов вечера четверга и стал первым обладателем новой марки.
«Я спал в машине всю ночь и не зря, — говорит Евгений. — За ночь очередь собрала больше 270 человек. Для большинства людей — это стадный эффект: все купили, и мне нужна. Многим из них эти марки на самом деле не нужны, они засунут их куда-то через месяц-два и забудут. Я этим занимаюсь серьезно, собираю все марки этой серии с первого дня».
Стоимость новой марки составила 100 гривен, еще в 100 гривен обойдется тематический конверт. Кроме того, в рамках мероприятия были презентованы сувенирные монеты «Русский военный корабль иди…» стоимостью 350 гривен, а также почтовая открытка, на которой изображена блокада яхты Абрамовича одесскими спортсменами.
Собранные средства от продажи новой марки будут направлены на приобретение медицинских приборов (портативных электрокардиографов и дефибрилляторов) для прифронтовой Николаевской больницы Скорой Помощи.

Одесский трамвай №10 возвращается на свой маршрут: с субботы, 11 июня он снова будет курсировать между Ицхака Рабина и Тираспольской площадью.
11 июня в Одессе на маршруты вышли 73 трамвая и 39 троллейбусов.

В Одессе планируют открыть театры. Откроются только те учреждения сферы культуры, в которых есть бомбоубежища и хранилища на случай воздушной тревоги. А сегодня в ВКО пройдёт пятая встреча: в рамках циклу благодійних концертів Одеської Опери "З любов’ю до України", у Всесвітньому Клубі Одеситів відбудеться концерт "Вечір улюблених оперних дуетів".
Для вас звучатимуть найвідоміші дуети з оперних творінь Дж. Верді, Дж. Пуччіні, Дж. Россіні, Ж. Бізе, В. А. Моцарта та Ж. Оффенбаха.

И о книгах…
Вчера во Всемирном Клубе Одесситов была презентована книга Алены Жуковой «Все, что помню…» (Киев: Друкарський Двiр Олега Федорова, 2022) Алена Жукова родилась в Одессе, работала на киностудии музыкальным редактором, редактором, членом сценарной коллегии и главным редактором Творческого объединения «Аркадия». Соавтор сценариев нашумевших в свое время художественных фильмов «Дикая любовь» Вилена Новака и «Зефир в шоколаде» Александра Павловского.
В 1994 году эмигрировала в Канаду. Сегодня Алёна вице-президент, программный директор Фестиваля кино в Канаде, главный редактор канадского международного литературно-художественного журнала «Новый Свет», писатель, сценарист, кинокритик. Публиковалась в различных журналах и альманахах, издала шесть книг, стала лауреатом ряда литературных премий.
Главу «Отъезд» прочел для собравшихся директор ВКО Григорй Барац, а затем презентация превратилась в вечер воспоминаний друзей автора по киностудии, и завершилась выступлением Елизаветы Скорбы – солистки вокально-хоровой студии «Жемчужины Одессы», песню «Ты в Одессе» Лиза исполнила так проникновенно, что вызвала и улыбки, и слёзы.

«Города, как и люди: одним везет, другим не везет. Я об Одессе, которая вошла в мировую литературу на равных с многими столицами. Казалось, что еще можно написать про Одессу после Бабеля, Жаботинского, Олеши, Катаева, Паустовского… Но рождаются новые замечательные книги. Сейчас у вас в руках книга об одесской жизни Алены Жуковой. Трепетная, нежная, ироничная, добрая. Вместо этих четырех эпитетов я мог бы сказать — одесская. О чем она? О дворе, о киностудии, о Французском бульваре? Нет, скорее о жизни, воспитании чувств, рождении в ребенке — Писателя. Еще одна книга, которую поставлю на «одесскую полку». Это смесь эссеистики и художественной прозы. Написано с юмором, добротой, теплотой, думаю, книгу ждет большой читательский интерес», — так отозвался о книге вице-президент ВКО Евгений Голубовский.

И на моей книжной полке теперь будет жить эта книга.
Уже знаю, что открывать её буду часто.
И надеюсь на то, что Алёна приедет в родной город, и мы встретимся.
А на книге появится надпись, сделанная автором.
Всегда открываю книги наугад, вот и книга Алёны открылась на странице 34. «Глава вторая. Двор».
Одесский двор.

Ещё одна книга ждёт. Сборник стихов, подаренный Леной Герасимовой... Открываю наугад и нахожу стихотворение о зиме. Лишь в подтверждение тому, что всё происходит не случайно.
Нашла одну из давних дневниковых записей – в ней о книге, случайно попавшей ко мне, и не только о книге…
Из дневника:
Притягивают вещи с прошлым, с историей.
Но более всего притягивают книги.
Чем больше книгу открывали, чем дольше держали в руках, читали и перечитывали, что-то заучивали наизусть из неё, тем сильнее притяжение.
В таких книгах можно встретить экслибрисы, nota bene – заметки на полях, подчёркнутые строчки и закладки, надписи, автографы.
Они хранят в себе нечто большее, чем содержание: проза, стихи, свод скучных правил. Они хранят образы тех, кто касался их страниц. Однажды, листая пожелтевшие от времени страницы хрестоматии французской литературы, я нашла засушенный цветок нарцисса.
В воображении возник романтический образ гимназистки, сидящей у окна, с мечтательным взором, устремлённым поверх скучных рассказов из французской хрестоматии в весеннее небо.
Скоро выпускные экзамены, и нужно готовиться. Но покой похитил красавец- юнкер, живущий по соседству.
На титульном листе дата издания: 1910 гoд, и дарственная надпись с автографом, сделанная в сентябре того же гoдa.
Ни на минуту не сомневалась в том, что «Павел Иванович» — тот, кому подарена книга не кто иной, как отец девочки.
Автор хрестоматии – давний друг его и коллега, гостил у них в сентябре, (или они гостили у него) и подарил только что изданную книгу.
У девочки впереди целых три года безмятежной, счастливой жизни.
Всё, что случится потом, можно назвать одним словом, холодным и страшным: война.
В тёмную ледяную воронку канет девочка, её отец, их дом и сад, как тысячи тысяч других людей, от которых ни останется ничего.
Я не знаю, что сталось с этой девочкой.
Возможно, ей удалось спастись, выплыть, не потонуть в кровавом и бездонном ужасе, обрести приют где-нибудь в Биаррице или в Харбине. Возможно, что каштановые пряди обрезанных волос её были упрятаны под алую косынку, и
сердце надёжно упаковано в кожанку, а душа...
Души и вовсе не стало у девочки, бывшей гимназистки, бывшей дворянки, бывшей папиной любимицы...
Он папа теперь и не он, он только биологический отец, он враг народа.
И нет к нему ни капли жалости у бывшей девочки в душе, и души у неё нет.
Б ы в ш и м души не положены.
Откуда взялась в моей жизни эта история, эта девочка с длинной, аккуратно заплетённой косой, с мечтательным взглядом больших серых глаз?
Кто она мне?
Кто я ей?
Почему именно она возникает передо мной всякий раз, как только я открываю эту книгу?
Она, ведущая лабиринтами чужой памяти, была куплена по случаю — на одном из книжных развалов, и теперь живёт у меня, среди других книг, где нет ни глянца, ни позолоты, а если и были когда-то, то давно стёрлись, остались, поблёкли, оставив только то, чему суждено было остаться.

И ещё одна дневниковая запись.
Риторическое. Ночное.
Становится тесно.
Не снаружи, а там – внутри, в средостенье.
Тесно и душно, будто вот-вот сомкнёт неизжитое ледяные свои ладони – и отнимет возможность быть свободно и легко.
Станешь дышать вполсилы – с опаской.
Ступать – вполшага.
Жить вприглядку, не замечая того, что режет взгляд.
«Просто мудро жить…».
Сбросив с себя ярмо прежних привязанностей, страхов и обид, поймёшь, что они смешны. Ты вырос.
Так вырастают из детских страхов: тёмных комнат и снов, из боязни уснуть и не проснуться.
Так вырастают из детской одежды и обуви.
Жаль расставаться – было уютно и хорошо – но они стали безнадёжно малы.
Кто-то выбросит.
Кто-то, расчётливый и прагматичный – продаст ближнему со скидкой.
Кто-то просто отдаст, а кто-то не просто. Не из желания приодеть нуждающегося.
Скорее, из острой нехватки свободного места.
Кто-то выстирает, выгладит и сложит аккуратной стопкой, если есть ещё куда складывать.
Если осталось ещё место в шкафу, открывая который, будешь заглядывать на самую дальнюю полочку и вздыхать облегчённо и свободно – пережила.
Но однажды, споткнувшись о чужие воспоминания о ярком чужом празднике, выношенном тобой, почувствуешь мягкое касание лапки гиены – прежних обид и разочарований, боли и растерянности: "за что?"
Потом поймёшь: было "за что".
Не ходи с душой нараспашку.
Не садись не в свои сани. Не мечи бисер. Ни перед кем не мечи.
И много ещё другого, всякого и разного поймёшь.
Но это потом.
После того, как втаптывали в асфальт.
Не в грязь, в грязь это мягко и милосердно.
Грязью пачкали имя, зная толк в этих делах, умело, с чувством, с толком, с расстановкой...
Стряхнёшь "лапку гиены" – наваждение, как фантом, как призрак. Всё давным-давно пережито и отпущено.
Она не исчезнет, но отпустит и затаится, чтобы вернуться посреди ночи и выпустить острые стальные коготки.
Вырастаем из прежних привязанностей, страхов и обид, из прежних отношений и «любовей», убеждая себя: всё в прошлом, всё пережито, осознано и осмыслено.
Урок усвоен.
Но, боже мой, что делать с этими фантомными «гиеньими лапками» в средостенье, от которых темно и тесно.
Не снаружи, нет.
Внутри.

Дневник войны Людмилы Шарги на сайте ВКО: https://odessitclub.org/index.php/novosti-i-publikatsii/dnevniki-vojny/lyudmila-sharga-liniya-fronta-prokhodit-po-linii-zhizni

Одесский дневник войны Евгения Голубовского на сайте ВКО: http://odessitclub.org/index.php/novosti-i-publikatsii/dnevniki-vojny/evgenij-golubovskij-zhivem-dalshe